Дебютные победы


Слабое здоровье Никколо доставляло матери много хлопот. Ему было около четырех лет, когда он заболел корью с последующим тяжелым осложнением и длительной потерей сознания. Ребенка сочли умершим и уже готовились к похоронам, но Тереза ни за что не позволяла увезти его на кладбище. Она не сводила с него глаз; какое-то чутье говорило ей, что Никколо жив. Действительно, он вдруг еле заметно пошевелился и вскоре пришел в сознание. Отцу недолго пришлось принуждать Никколо к бесконечным упражнениям: мальчик и сам все более и более увлекался занятиями на скрипке. Однако изнурительные упражнения, недостаток воздуха, света и игр на воле сильно подорвали его и без того слабое здоровье. Скоро Антонио убедился в том, что больше ничему научить сына не может. Тогда он доверил его Джованни Серветто, хорошему генуэзскому скрипачу. Под руководством этого учителя мальчик вскоре достиг таких успехов, что молва о нем распространилась за пределами бедного дома в Пассо ди Гатта Мора и узкого круга друзей, охотно собиравшихся послушать игру маленького скрипача. Никколо стал играть и перед более широкой аудиторией, выступая еженедельно в церкви. Здесь он часто встречался с генуэзским композитором Франческо Ньекко, который заинтересовался мальчиком и охотно давал ему ценные советы. К этому периоду относятся первые сочинения Никколо— несколько виртуозных пьес, которые, однако, не сохранились. Вероятно, именно Ньекко преподал ему начальные сведения по композиции и рекомендовал другого учителя — Джакомо Косту, отличного скрипача, регента хора в соборе св. Лоренцо и хорошего дирижера. Ньекко представил ему Никколо и весьма высоко охарактеризовал его способности. Занимаясь под руководством Косты, Никколо не прекращал и выступлений в церкви во время воскресной службы. В те времена воскресная месса являлась подлинным концертом, где наряду с церковной исполнялась и светская музыка, а исполнителями были не только хор и орган, но и оркестр, певцы-солисты и виртуозы-инструменталисты. В XVIII веке Генуя была крупным музыкальным центром. В церквах города отводилось специально оборудованное место для оркестра и солистов. Обширный репертуар оркестров и певческих капелл состоял из высокохудожественных произведений. Исполнялись композиции Генделя, Чимарозы, Моцарта, Перголези, Вивальди, Скарлатти и других композиторов. В числе дирижеров были Серветто, Ньекко и Коста. Культивировалась и камерная музыка. Инструменталисты формировали превосходные смычковые квартеты, какими могли похвастать немногие города Европы. Богатые генуэзцы имели собственные театры, в которых, как и в двух городских театрах, ставились драмы, оперы и оратории. Музыкальная культура Генуи представляла благодарную почву для развития таланта юного Никколо. Нет никаких сведений о том, где Никколо научился чтению, письму и счету. Он не посещал ни одной из городских школ. Вероятно, «анальным образованием и приличным манерам он был обязан своим учителям, Сервет-то, Ньекко и Косте, не мирившимся с тем, что их многообещающий питомец неграмотен и ведет себя как мальчишка из босоногой портовой команды. Коста иногда устраивал выступления Никколо в главной генуэзской церкви — соборе св. Лоренцо. Об одном из таких выступлений рассказывает биограф Паганини Тибальди Кьеза: «Он вышел на свое место, держа в правой руке смычок, а в левой скрипку. Бледное личико обрамлено длинными черными локонами, глаза лихорадочно блестят и весь он трепещет от волнения. Дожидаясь своей очереди, он успел уже прослушать несколько произведений для пения с сопровождением оркестра. Возбуждение, испытываемое им при слушании музыки, так велико, что вся его кожа покрыта испариной, а нервы напряжены до боли. По временам ему кажется, что он лишается чувств. Но первый удар смычка действует подобно электрической искре и возвращает его к жизни. И вот из-под смычка уже льется возвышенная мелодия, поднимаясь все выше и выше к сводам собора...». Иногда после таких выступлений Никколо в полном изнеможении падал без чувств.
 

Княгиня Полина
Другим постоянным собеседником Паганини была княгиня Полина. Их нередко видели в уединенных аллеях дворцового парка; придворные поговаривали, что Паганини удерживают в Турине не од...
Композитор Феличе Бланджини
рохотным Гвастальским герцогством правила другая сестра Наполеона, Полина Боргезе. В противоположность Элизе, к которой он относился довольно холодно, Полина была его любимицей; вп...
Неповторимый стиль исполнения
Несколькими годами ранее концерт в Ливорно дал ему драгоценную скрипку. На этот раз он показал ливорнцам свою выдержку и умение властвовать над аудиторией. Незадолго до конц...
Упреки отца
Легенды о Паганини проникали за границу и в города Италии, где его еще не слышали. Это вызывало такой интерес к его выступлениям, что, несмотря на удвоенную плату, залы не могли вм...