Княгиня Полина


Другим постоянным собеседником Паганини была княгиня Полина. Их нередко видели в уединенных аллеях дворцового парка; придворные поговаривали, что Паганини удерживают в Турине не одни только музыкальные интересы...
Вскоре, однако, их встречи прекратились. Серьезная болезнь надолго приковала Паганини к постели. Врач, поставивший неверный диагноз, лечил неправильно, болезнь перешла в хроническую и мучила его до конца жизни, несмотря на то, что впоследствии он обращался к светилам медицины. Иногда приступ болезни заставал его где-нибудь в маленьком городке. Тогда расторгались все контракты и принужденный к бездействию Паганини впадал в самое мрачное состояние духа. Впоследствии болезнь наложила свой отпечаток и на его наружность. Он сильно исхудал, щеки ввалились, черты лица стали резкими, а жесты и походка угловатыми. Скелетоподобная фигура, мертвенная бледность лица, проницательный взгляд черных глаз, длинная шевелюра — все это придавало тень правдоподобия нелепым россказням, ходившим вокруг его имени: такая наружность хорошо подходила к представлению о Паганини-демоне.
Оправившись от первого приступа болезни и восстановив силы после длительного отдыха, Паганини начал концертировать. Тем временем княгиня Элиза сменила Лукку на Флоренцию, получив от Наполеона Тосканское государство вместе с титулом великой герцогини. Чтобы придать особый блеск придворным концертам, она послала Паганини приглашение вернуться к своим обязанностям.