Отзовы Шпора


Выступив еще раз в Милане, Паганини направился в Венецию, концертируя по пути в различных городах. В Венеции он встретился с молодой итальянкой Антонией Бьянки, которая впоследствии стала его женой. Антония служила статисткой в театре Сан-Самуэле и от природы обладала недурным голосом. Паганини посоветовал ей учиться пению. Через несколько лет Антония уже путешествовала вместе с ним, принимая участие в его концертах.
В Венеции же Паганини познакомился с крупнейшим скрипачом Германии Людвигом Шпором, приехавшим сюда, возможно, только ради знакомства с Паганини, личность которого его чрезвычайно интересовала. Паганини слушал Шпора в концерте и отозвался о нем как о «величайшем и утонченнейшем певце на своем инструменте». Однако показать свою игру Шпору он не мог, так как повредил руку. Шпор услышал Паганини только через 14 лет у себя на родине в Касселе. Суждение его оказалось не слишком благоприятным. Признавая высокую технику Паганини, он, однако, высказался отрицательно о его художественном вкусе, а флажолеты, пиццикато левой руки и т. п. даже оскорбили его эстетическое чувство. Впрочем, другой оценки и трудно было ожидать: Шпор был музыкантом иной культуры, иного вкуса. Он не понял величия Паганини, как не понял и величия Бетховена, осудив его Девятую симфонию.