Соперник Лафон


Но за границу он поехал только через 15 лет. Ненадежное состояние здоровья, боязнь быть застигнутым болезнью где-нибудь вдали от родины заставляли его воздерживаться от дальних путешествий.
После миланских триумфов Паганини отправился в Геную навестить родных, с которыми давно не виделся. Антонио был весьма тронут преподнесенными ему золотыми наполеондорами, а Тереза не могла вдоволь наглядеться на своего знаменитого сына. Здесь Паганини познакомился с адвокатом и любителем музыки Джерми, которому доверил ведение своих денежных дел и выплату пенсии семье. Отношения с Джерми позднее перешли в тесную дружбу, которую Паганини поддерживал до конца жизни. После короткого отдыха в Генуе он в начале 1814 года возвратился в Милан, где снова дал ряд концертов.
В этот период он организовал в Милане музыкальное общество, получившее название «Орфей», руководил его оркестром и принимал участие в камерных ансамблях.
Особое предпочтение он отдавал творениям Бетховена, которые ценил очень высоко. Исполнение классического трио или квартета было для Паганини наивысшим наслаждением. Всюду, где только находились достойные партнеры, он с увлечением играл в камерных ансамблях или ограничивался слушанием, если чувствовал себя нездоровым.
Милан оставался центром деятельности Паганини еще в течение 1815 года. В 1816-1817 годах таким центром стала Венеция, откуда он часто выезжал в другие города, в том числе и в Милан.
Едва успев дать в Венеции несколько концертов, он снова заболел. Теперь болезнь атаковала его все чаще и чаще, приступы становились все более жестокими. В начале 1816 года медленно поправлявшийся Паганини вернулся в Геную, где поручил себя заботам семьи и верного друга Джерми. Здесь он узнал, что в Милане концертирует знаменитый французский скрипач Лафон. Невзирая на слабость и протесты родных, Паганини поспешил в Милан.
Один из лучших учеников Крейцера, Шарль Лафон в течение нескольких лет служил при дворе Александра I в Петербурге, затем был отозван королем Людовиком XVIII в Париж, где исполнял обязанности солиста придворного оркестра.
Послушав Лафона в концерте, Паганини не увидел в нем опасного соперника. Через неделю его слушал Лафон, и, по-видимому, пришел к такому же заключению, так как предложил выступить совместно. Сначала Паганини отклонил предложение Лафона, указав, что совместное выступление может быть понято как поединок. Но Лафон настоял на своем. Концерт состоялся 11 февраля 1816 года. Первым играл Паганини, вторым Лафон, затем оба исполнили «Концертную симфонию» для двух скрипок Крейцера.
«Лафон, — рассказал Фетису Паганини, — возможно, обладает более сильным тоном (Паганини играл на очень тонких струнах. А. П.), однако аплодисменты публики показали, что не я оказался слабейшим из двух соперников».
Соотечественник Лафона Эмбер де Лафалек высказался более определенно:
«Всякому скрипачу, рискующему соперничать с Паганини, придется раскаяться в своей неосторожности. К сожалению, мы должны признать, что нашему замечательному скрипачу Лафону пришлось в этом отношении пройти через ужасное испытание».
О победе Паганини протрубили газеты всех стран, и это еще более подняло его престиж во всем мире.