Звание первого скрипача республики


По-видимому, в этом концерте Никколо исполнил вариации на «Карманьолу», за что и был возведен автором рукописи в звание якобинца.
Далее Никколо выступил во время ночного богослужения и вызвал такой энтузиазм, что монахам пришлось оставить свои места на хорах, чтобы восстановить спокойствие. Через несколько дней состоялся его концерт в местном казино, после которого он был провозглашен первым скрипачом Луккской республики.
Согласно инструкции отца, братьям следовало возвратиться домой. На этом настаивал Карло; но Никколо твердо решил остаться в Лукке, и брат уехал один, увозя с собой порядочную сумму: свой гонорар за первые выступления в этом городе Никколо послал родителям.
Итак, Никколо получил, наконец, свободу. Звание первого скрипача республики было связано с выполнением обязанностей дирижера оркестра. В те времена дирижер с палочкой в руке был редкостью: оркестр вел первый скрипач, одновременно исполняя на скрипке свою партию. Эта служба принесла Никколо большую пользу. Он основательно изучил оркестр и стал отличным дирижером. Оставалось достаточно времени и для концертных выступлений как в Лукке, так и в соседних городах.
По свидетельству современников, Паганини обращался с артистами оркестра в высшей степени корректно, по возможности помогал им советами, а некоторым давал и уроки. Своих коллег он весьма уважал, хотя по таланту они были несравненно ниже его, и никогда не отказывал им в помощи.
Получив желанную свободу, 19-летний Паганини начал самостоятельную жизнь, не имея ни опыта, ни вырабатываемой правильным воспитанием закалки, которая позволила бы ему противостоять различным соблазнам. Выступая в концертах, он, естественно, заводил знакомства с артистами, которые, в свою очередь, знакомили его с молодыми людьми его возраста. Однако далеко не все эти знакомства были хорошими. Постепенно Никколо, еще не умевший разбираться в людях, оказался в нежелательном окружении. Новые друзья вовлекли его в «веселую жизнь». Ночные кутежи, а главное, посещение игорных домов быстро опустошали его карман. Тогда друзья и подруги отворачивались от него. Чтобы снова быть с ними, Никколо предпринимал концертные поездки, привозил много денег и либо возвращался в ту же компанию, либо заводил новую.
Иногда он проигрывал крупные суммы, а так как поправить дела с помощью концертных выступлений не всегда удавалось, то наступали черные дни: продавалось и закладывалось в ломбард все сколько-нибудь ценное; чуть не продан был и подарок Пазини, уже не раз побывавший в закладе.
Однажды после крупного проигрыша Паганини появился в Ливорно. Местные любители музыки ожидали концерта, но он пояснил, что приехал только развлечься и скрипки с собой не взял. Ливорнцы все же уговорили его выступить, ручаясь, что достанут для концерта отличный инструмент.