Отношения с Антонией


Отношения с Антонией обострились до предела. Она изводила его ревностью, чудовищными сценами. 11 июня он писал Джерми: «Я вынужден был прогнать Бьянки. Теперь она живет отдельно. Завтра дам десятый концерт, который пойдет целиком в ее пользу. С этим злым животным я больше никогда не буду встречаться. Остальное доскажу, когда буду поспокойнее».
А 20 октября он писал из Праги:
«С Бьянки покончено. Венский трибунал постановил, что мой милый Ахиллино остается со мной. Я выплачу ей 2000 миланских скуди, а в начале августа она уедет в Милан».
Нетрудно понять, что все эти раздоры с Антонией оказывали губительное действие на нервную систему столь чувствительного человека, каким был Паганини, тем более, что напряженная концертная деятельность в Вене и без того сильно расшатала его здоровье. Здесь о нем заботился молодой ученый, доктор Беннати. Он установил, что после концертов у Паганини проявлялись признаки эпилептического припадка: кожа охлаждалась и покрывалась обильным потом, пульс не прощупывался, а на вопросы он отвечал так кратко, как будто не понимал, о чем говорят, или вовсе не отвечал. Нервное возбуждение его бывало так велико, что ночью после концертов он не мог заснуть. После 15 концертов на протяжении четырех месяцев, после непрерывных ссор с Бьянки он нуждался в отдыхе и лечении. Врачи направили его в Карлсбад.