Пражские друзья


В Праге он приобрел много новых друзей. Среди них был и профессор Пражского университета Ю. Шоттки, написавший его первую биографию. Эта книга, вышедшая в  свет в 1830 году, немало способствовала опровержению фантастических бредней и клеветы, распространяемой врагами Паганини.
Ахиллино, которому было теперь три с половиною года, рос здоровым, крепким мальчиком. Паганини, для которого он был единственной радостью в жизни, безмерно баловал его, питая к нему чувство, более похожее на материнское. Он сам умывал и одевал его, не доверяя этого никому, и редко уходил из дому без него. Один из пражских друзей Паганини, профессор Гординьяни, навестив его однажды в гостинице, был свидетелем такой сцены.
Среди разбросанных в неописуемом беспорядке скрипок, футляров, башмаков, монет, нот сидел Паганини в черном берете и длинном халате шоколадного цвета. На коленях он держал Ахиллино, который в этот момент капризничал, так как отец проделывал с ним самое ненавистное: мыл ему руки. По окончании этой операции отец и сын взяли в руки по игрушечной сабле и принялись фехтовать. Нападающую сторону представлял Ахиллино, который так теснил противника, что тот скоро запросил пощады:
— Довольно, довольно, мое сокровище! Я уже ранен!
Но свирепый дуэлянт не унялся до тех пор, пока противник не упал на кровать и не объявил себя мертвым.
Гординьяни пригласил его поужинать в кругу друзей. Покончив с туалетом Ахиллино, Паганини начал разыскивать ботинки, галстук, сюртук... Но все было припрятано шалунишкой.
Наконец, после долгих поисков, ботинки нашлись под подушками, сюртук — в чемодане, жилет — в ящике, а галстук — в башмаке.
Было очень холодно, и Паганини надел тяжелую шубу. Боясь простудить Ахиллино, он взял его на руки и спрятал под шубу. Так он дошел до ресторана, где, еле переводя дыхание, опустил свою ношу.
За ужином, пренебрегая предписаниями врачей, Паганини воздал должное любимым блюдам и винам, затем, придя в отличное настроение, принялся рассказывать одну за другой забавные истории из своего прошлого и из жизни великих генуэзцев, обнаружив при этом немалые познания в истории родного города. Вечер закончился в 9 часов, после чего все проводили его до гостиницы.