Симфония Берлиоза


Путешествие продолжалось до осени 1833 года и было прервано из-за нового, катастрофического ухудшения здоровья. 24 ноября он писал Джерми из Парижа:
«Я настолько болен, что уже не знаю, выпутаюсь ли... Болит грудь... Мне делали кровопускание...».
Но 14 декабря следует радостная весть.
«Итак, я выздоровел. Когда 24 ноября я писал тебе свои каракули, медики и хирурги оставили мне только 8-10 часов жизни. Но, благодарение небу, я победил болезнь».
К 22 декабря он настолько окреп, что мог даже присутствовать при исполнении «Фантастической симфонии» Берлиоза. Композитор рассказывает в своих «Мемуарах».
«После концерта меня ждал в зале незнакомый человек с длинной шевелюрой, проницательным взглядом и странным, изможденным лицом, носившим печать гения. Он пожал мне руку и так отозвался о моем произведении, что сердце мое воспламенилось. Это был Паганини».
Еще в годы юности Паганини уделял много внимания игре на альте. Любовь к этому инструменту он сохранил на всю жизнь, а в последнее время, видимо, желая преподнести публике нечто новое, решил посвятить альту часть своих концертных программ. Но для этого требовалось крупное произведение с оркестром, и написать его он предложил Берлиозу. Композитор принялся за работу, а когда произведение было готово в набросках, показал его Паганини. Однако роль альта оказалось второстепенной, и это не удовлетворило Паганини. Произведение для альта (вариации) он написал сам, а Берлиоз использовал материал для симфонии с солирующим альтом, названный им «Гарольд в Италии».