Наследственный титул


В Гамбурге его слушал Генрих Гейне, изложивший свои впечатления в поэтической новелле «Флорентийские ночи».
Летом 1830 года вестфальский герцог Фридрих IV возвел его в звание барона. Титул был наследственный. Паганини, давно мечтавший о том, чтобы оставить сыну не только богатство, но и достойный титул, теперь был удовлетворен.
В этом году его концертная деятельность была не столь напряженной. Он много отдыхал и часто бывал в обществе. Петербург, Стокгольм, Мадрид, Лиссабон наперебой приглашали его. Но Паганини помнил письмо генерала Пино: он готовил, выражаясь языком фехтовальщиков, «большой удар» этим «несчастным ослам», не верящим в существование Паганини
Как ни уверен был Паганини в своих силах, предстоящая встреча с музыкальным Парижем все же нервировала его. 24 каприса были изданы в Париже задолго до его приезда. После тщетных попыток овладеть ими, французские скрипачи объявили их неисполнимыми и скептически относились к рассказам людей, слушавших Паганини в Германии и Италии. В Париже предстояло 11 концертов в течение месяца. Это было серьезным испытанием даже для Паганини.