Немецкая публика


30 октября он дал концерт в Веймаре. Оркестром дирижировал Гуммель, а в числе слушателей был Гете. Великий поэт писал Цельтеру:
«Вчера вечером слушал Паганини. Впечатление, произведенное на меня этим столбом пламени, я не могу назвать наслаждением, то есть тем, что для меня колеблется между чувством и рассудком. ...Я слышал нечто, похожее на метеор, и не могу отдать себе отчета в том, что слышал...».
Паганини неутомимо концертировал до конца года. Такого приема, какой оказывала ему немецкая публика, не бывало в истории этой страны. Его венчали лаврами, музыкальные общества и академии избирали его в почетные члены.
На последний концерт в Мюнхене пришло столько публики, что зрительный зал, все коридоры и смежные служебные помещения были заполнены, а ради огромной толпы, собравшейся на улице, раскрыли все окна и двери. По окончании концерта баварский король Карл и великие герцоги вместе с публикой партера стоя аплодировали артисту. В это время сверху летели сотни листовок с поэмой в честь концертанта, а дирижер оркестра возложил на его голову лавровый венок. Глубоко тронутый этими проявлениями энтузиазма, Паганини обнял дирижера, и на глазах его были слезы.
Однако напряженная деятельность этих месяцев дала о себе знать. Почувствовав крайнюю усталость, Паганини возвратился во Франкфурт, чтобы повидаться с Ахиллино и отдохнуть.