Похороны Паганини


Граф Чессоле вместе с Ахиллом и друзьями Паганини взял на себя заботы о похоронах. Все было готово, по городу уже разносился погребальный звон. Но вдруг колокола замолкли...
Патер Кафарелли, священник прихода, где жил Паганини, доложил епископу Ниццы Антонио Гальвано, что покойный отказался от св. причастия и, следовательно, умер как богоотступник. Епископ приостановил церковную службу и запретил похороны великого артиста на территории кладбища. Тело было набальзамировано и к нему открыли доступ. Публика собиралась толпами, кто, желая отдать последний долг, а кто из простого любопытства.
Изуверство церковников глубоко взволновало генуэзских друзей и поклонников Паганини. Они надеялись перевезти тело в Геную и добиться разрешения похоронить его на родине. Однако губернатор Генуи, тесно связанный с клерикалами, решительно воспротивился этому и запретил перевозку тела на территорию герцогства. Тогда Джерми подал прошение королю Карлу, в котором привел выдержки из писем Паганини, свидетельствовавшие о его желании быть погребенным в Генуе в капуцинском монастыре Аква Сола. Просьба оказала действие. Получив сведения, что в завещании Паганини говорится о ста панихидах за упокой его души, а во многих его письмах выражены чувства истинного католика, король довел до сведения генуэзского архиепископа, кардинала Тадини, что, по его мнению, «...отказ от святого причастия объясняется скорее нервным возбуждением больного, чем атеистическими побуждениями, а поэтому желательно, чтобы архиепископ отменил решение монсиньора Гальвано и допустил погребение останков Паганини с подобающими почестями».
Кардинал ответил королю уклончиво. Он чувствовал под собой твердую почву, имея поддержку в влиятельных клерикальных кругах, и королю пришлось смириться.