Восхождение звезды Марлен Дитрих как актрисы

Эпоха, когда немое кино сменилось звуковым, совпала с восхождением звезды Марлен Дитрих как актрисы. Фильмы с ее участием, многие из которых опередили свое время, стали классикой мирового кинематографа.Сценический дебют Дитрих состоялся 7 сентября 1922 года. Это было в маленьком зале в «Каммершпиле», где она сыграла Людмилу Штайнхерц в пьесе «Ящик Пандоры» Ведекинда. Затем ей досталась роль в «Укрощении строптивой». Будучи еще совсем молодой, Дитрих сыграла множество второстепенных ролей в театральных постановках. Для широкой публики они были совершенно незаметными: у ее героинь было всего одна-две реплики, а то и вовсе немые сцены. Однако близость великих мастеров, в числе которых была и непревзойденная Элизабет Бергнер, приводила в восторг начинающую, еще совершенно неопытную актрису.


Примерно так же начиналась и карьера Дитрих в кино: эпизодические роли в фильмах, где блистали уже состоявшиеся звезды кинематографа. Правда, стоит заметить, что в картине «Трагедия любви» Марлен стала партнершей знаменитого немецкого актера Эмиля Яннинг-са. Этот фильм внес в судьбу молодой девушки новый поворот: на съемках Дитрих познакомилась со своим будущим мужем Рудольфом Зи-бером, молодым ассистентом постановщика. Обо всех остальных эпизодических ролях она в дальнейшем не захочет и вспоминать: «Тем, кто прочел в книгах моих"биографов"длинный перечень фильмов, в которых я будто бы была "звездой", мне хочется сказать: "звездой" я стала только после фильма "Голубой ангел". Даже в этом фильме я не была "звездой"».

Голливудский режиссер Джозеф фон Штернберг впервые увидел Дитрих в спектакле Георга Кайзера «Два галстука». Фон Штернберг как раз подбирал актеров для съемок своего очередного шедевра - фильма «Голубой ангел» по книге Генриха Манна «Учитель Гнус». Режиссер буквально всем занимался сам: был одним из соавторов сценария, участвовал в создании декораций портового трактира, где происходят основные действия. Фон Штернберг попросил киностудию «УФА» пригласить к нему актрису, которую видел в спектакле. Марлен приняла участие в пробах на роль трактирной певицы Лолы-Лолы, после чего уехала домой и мгновенно об этом забыла. Она считала себя не фотогеничной, о чем и сказала режиссеру напрямую. Однако спустя какое-то время в доме Дитрих раздался звонок: режиссер фон Штернберг приглашал ее на съемки. Муж Марлен Рудольф Зибер был ее агентом и постарался выжать из студии всё возможное. Несмотря на все усилия, ему удалось добиться гонорара в пять тысяч долларов за весь фильм. Для сравнения, партнер Дитрих Эмиль Яннингс получил за съемки двести тысяч. Но он был мировой знаменитостью, а Марлен - неопытной актрисой. Руководство студии вообще сомневалось в успехе Дитрих. Тем более что имелась и другая претендентка, более удачная с точки зрения воротил кинематографа,-Люция Манхайм. В Марлен верил только режиссер. Он пригрозил отказаться от съемок и уехать из Америки, если на роль Лолы не утвердят Дитрих. И это подействовало убедительно.

Во время съемок Марлен во всем подчинялась фон Штернбергу, доверившись мастерству режиссера. Он руководил ею, и Марлен слушалась беспрекословно. Камеры постоянно были направлены на ноги Дитрих, ей говорили, что нужно высоко поднимать ногу, это было частью образа. Вообще, актриса никогда не понимала огромного ажиотажа вокруг ее ног, и в этой роли, и в последующих: она никогда не считала их красивыми. Однако у режиссеров и зрителей было иное мнение.Во время съемок «Голубого ангела» возникало множество технических трудностей, так как это был один из первых звуковых фильмов в мировом кинематографе. Но Джозеф фон Штернберг умел найти выход из любой ситуации. Звук тогда еще не монтировали, на площадке одновременно снимали четыре камеры, чтобы потом можно было сделать монтаж. Марлен с интересом наблюдала за работой большого мастера.Фильм был снят в двух вариантах: на английском и на немецком. Чтобы озвучивать роль Лолы в английской версии, фон Штернберг даже вызвал из Америки свою жену. Однако Марлен удалось достичь таких отличных результатов в освоении языка, что дублер не потребовался. Кстати, немецкий вариант фильма актрисе нравился больше.

При работе над «Голубым ангелом» Дитрих не давали просматривать отснятый материал: это было привилегией именитых звезд. Но актриса этого и не требовала. «Я не возражала, мне было достаточно услышать о работе предыдущего дня от самого фон Штернберга, -вспоминала Марлен. - Вы, конечно, спросите -почему? Я отвечу. У меня никогда не было ни амбиций, ни честолюбия, и это спасало меня. Я делала всё, что от меня требовали, следовала рекомендациям и чувствовала себя прекрасно. Мое немецкое воспитание очень помогало, когда ко мне внезапно пришла слава...». В фильме Дитрих исполнила песню «Falling in Love Again», которая впоследствии стала ее визитной карточкой. 1 апреля 1930 года состоялась премьера «Голубого ангела». Это был триумф Марлен Дитрих. Влиятельная газета «Берлинер цай-тунг» написала про картину, что это «первое настоящее произведение искусства в звуковом кино». Сразу после немецкой премьеры Дитрих отправилась в Америку, куда ее позвал всё тот же фон Штернберг: она уже подписала контракт со студией «Парамаунт». В будущем киностудия неоднократно будет пытаться разъединить этот тандем, так как для успеха фильма было достаточно одного кассового имени на афише. Но поскольку контракт Дитрих позволял ей самой выбирать режиссера, это было не так-то легко. В США премьеру «Голубого ангела» задержали, так как «Парамаунт», выкупившая английский вариант картины, боялась, что за Марлен закрепится образ Лолы-Лолы, сыгранный в фильме, а она нужна была и в других амплуа. Поэтому в Америку Марлен прибыла еще неизвестной актрисой и могла спокойно ходить по улицам, будучи неузнанной.

Первым фильмом Марлен в Голливуде стал «Марокко», где она должна была сыграть загадочную леди Эми Джоли. Вместе с Дитрих в фильме снимались уже известные актеры -Гэри Купер и Адольф Менжу. Режиссером был непревзойденный фон Штернберг. Марлен вспоминала, как он выносил все ее капризы, брал на себя решение личных проблем, уговаривал остаться, когда Марлен уже хотела сбежать назад в Берлин, к мужу и дочери. «Кем он только не был! - писала Дитрих. - Пожалуй, для меня он был всем. Более того - он был моим исповедником, критиком, учителем, советчиком, агентом, бизнесменом, ходатаем за меня и моих домочадцев, менеджером, начиная от покупки "Роллс-Ройса" до найма шофера...». Сам же фон Штернберг говорил: «Я не открыл Дитрих. Я - учитель, взявший в обучение прекрасную женщину, заботливо представляющий ее, усиливший ее шарм, маскирующий ее недостатки, руководящий ею и в результате всего выкристаллизовавший подлинный образ Афродиты».Для работы в «Марокко» актрисе создали новый образ. Фон Штернберг придумал специальную технику освещения: свет падал на лицо высоко сверху, что позволяло добиться эффекта знаменитых «впалых щек» Дитрих. Позже о них будут ходить легенды: говорили даже, что актриса вырвала себе коренные зубы. Это было неправдой, равно как и то, что щеками она была уже совсем не похожа на пухленькую задорную немку. Фильм «Марокко» был высоко оценен публикой и критиками, кассовые сборы были огромными, а Марлен даже номинировали на «Оскар». Только после этого студия «Парама-унт» выпустила на экраны Америки «Голубого ангела».

За два года фон Штернберг снял вместе с Марлен еще три фильма: «Обесчещенную», «Белокурую Венеру», «Шанхайский экспресс». Из-за неудачи «Белокурой Венеры» руководство студии решило найти Марлен другого режиссера: Дитрих снялась у Рубена Мамуляна в фильме «Песнь песней». Однако разрыв с фон Штернбергом был недолгим: в 1934 году они снова работали вместе над фильмом «Кровавая императрица». Екатерина Великая, сыгранная Марлен, была бесподобна. Зрителям надолго запомнилась сцена венчания: пять минут без слов, только музыка и испуганная героиня Марлен с незабываемыми глазами.В кино Дитрих создала образ роковой женщины без моральных принципов; сама же актриса хотела поработать и в других амплуа. В то время на экранах совершенно не было секса, картины должны были быть целомудренными и строгими. Однако даже в таких условиях Марлен удавалось быть обольстительной -без раздеваний и постельных сцен. Полутона и намеки, загадочный взгляд, краешек розовой подвязки, - и мужчины уже сходили с ума. Сама Марлен писала: «Тогда еще не был в ходу термин "секс-символ". Он возник с появлением Мэрилин Монро. В те времена секс был табу. "Мы всё должны делать глазами", - говорила Мэй Уэст. Никакого раздевания, никаких полуобнаженных тел, ничего вызывающего не было и в помине. Конечно, это не мое дело, но подобные сцены на сегодняшнем экране - проявление безвкусицы. Так что я мало могу поведать о "сексуальных символах"».

В 1935 году Джозеф фон Штернберг снял свой последний фильм с участием Марлен Дитрих - «Дьявол - это женщина», в основу которого был положен сюжет романа Луиса «Женщина и марионетка». По мнению современников, отношения героев - Кончиты и дона Паскаля - очень похожи на тандем «Дитрих -фон Штернберг». Этот фильм Марлен считала лучшим в своей кинокарьере.В том же году Дитрих снова сыграла «плохую девчонку» в фильме «Желание» Фрэнка Борзейги, а год спустя ушла из «Парамаунта». Затем Марлен снялась в «Саде Аллаха» Ричарда Болеславского, а сразу же после окончания съемок улетела в Европу. Там продюсер Александр Корда обещал ей самый большой за ее карьеру гонорар - 450 тысяч долларов за фильм по роману Хилтона «Рыцарь без лат».Вскоре «Парамаунт» делает Дитрих новое предложение: сняться в картине Эрнста Люби-ча «Ангел» за 250 тысяч долларов. Звезда экрана ответила согласием, но надежды кинокомпании не оправдались: кассовые сборы были очень маленькими. На два года Марлен оказалась не у дел; критики пророчили ее карьере конец. Однако в 1939 году на экраны вышла новая работа актрисы - вестерн «Дестри снова в седле», и симпатии зрителей вернулись к красотке Марлен. Кстати, в этом фильме Дитрих как нельзя более удачно спародировала свой собственный образ роковой женщины.Затем будут новые картины продюсера Пастернака, принесшие большую прибыль уже студии «Юниверсал»: «Семь грешников», «Нью-Орлеанский огонек», «Золотоискатели», «Питтсбург». Марлен продолжала сниматься в вестернах и костюмных драмах, после чего на несколько лет прервала свою карьеру, отправившись на поля сражений Второй мировой.

В послевоенные годы Дитрих продолжает сниматься в фильмах, работает с Митчеллом Лайзеном и Билли Уайлдером, играет в театральных постановках, но вскоре актерство перестает быть ее основной деятельностью. Марлен создает свое шоу, пользующееся огромной популярностью. «Мое "Шоу одной женщины" требовало больших трудов, - вспоминала она. - Разучивание текста, репетиции, прогоны, премьеры, а кроме того, многочисленные примерки моих драгоценных костюмов, поездки по всему миру на самолетах. И никогда нельзя показывать, что ты устала, всегда приходится сохранять хорошее настроение, причем не только перед собственной труппой, но и перед незнакомыми людьми, для этого требуется жесткая дисциплина и мужество. Я исколесила Северную и Южную Америку, Англию и всю Европу, побывала в Японии и России. Для этой профессии самые важные качества - энергичность и здоровье, а главное - терпение; сниматься в кино, по сравнению с этим, - детская забава».

Зрители вспоминали, как в декабре 1953 года перед ними появилась Марлен-певица - в платье из тонкого прозрачного материала «суфле». Обнаженная и одновременно одетая Дитрих выглядела блистательно. А когда во втором отделении она надела фрак и белый галстук, зрители и критики были сражены наповал. Дитрих пела о том, что видела на войне и в жизни, ее песни звучали особенно актуально, потому что она вкладывала в них душу, зная, о чем поет. «Песня "Мари-Мари". Пленный солдат пишет письмо своей девушке», - объявляла Дитрих, и зрители замирали.На протяжении десяти лет напарником певицы был известный композитор и пианист Берт Бакарак. Несмотря на разницу в тридцать лет, между ними завязался роман. Когда Бакарак женился на актрисе Энджи Дикенсон и покинул шоу, Дитрих впала в депрессию, но ненадолго. Стойкая женщина вернулась на эстраду и еще десять лет путешествовала по миру со своим шоу.

Где только ни бывала Марлен, на каких сценах ни выступала!.. В 1960 году она приехала в Германию, но реакция публики была неоднозначной: многие так и не простили ей «предательства». «Немцы и я больше не говорим на одном языке», - вспоминала Марлен.В 1964 году Дитрих была на гастролях в Москве, о России у актрисы остались самые теплые воспоминания.Никто не назвал бы Марлен стареющей: она была элегантна, обольстительна, шла в ногу со временем. Именно Дитрих ввела моду на новый эстрадный костюм: шорты, высокие сапоги и, разумеется, цилиндр.К сожалению, сломав ногу в сентябре 1975 года, Марлен была вынуждена прекратить выступления. Однако и в таком состоянии она сумела сняться в своем последнем фильме «Красивый жиголо - бедный жиголо», заработав, по слухам, 250 тысяч долларов за два дня съемок. Вслед за этой травмой последовал новый перелом бедра - в 1979 году. Актриса и певица оказалась прикована к инвалидному креслу. Так закончилась карьера прекрасной Марлен Дитрих, навсегда оставшейся в памяти зрителей роскошной и блистательной.